27 September 2012

The Flat / Квартира

Stockholm, 1987 (Photo: Bengt Jangfeldt)
The Flat

I dreamed of a flat looking out on the palace, on the Neva,
on that golden needle a junkie might see in his dreams.
At first I dreamed I was living there, in that flat.
But then I dreamed that this place was beyond my means.

I dreamed (getting riled) that in this place there would live
thieving bureaucrats, lickspittle courtiers, criminal scum,
or pop-music trash. I dreamed it was time to leave.
But then I dreamed that a dream may well be redone.

And then in this dream I went to the window once more,
and beneath me saw clouds, and golden domes and spires,
and then in this dream I dreamed I would fall asleep here,
being so high up, with the lift still not authorised.

(Translation © G.S. Smith)


Мне приснилaсь квартира окном на дворец и Неву,

на иглу золотую, что присниться могла б наркоману.
Мне сначала приснилось: я в этой квартире живу.
Но потом мне приснилось, что мне это не по карману.

Мне приснилось (со злобой), что здесь будет жить
вор-чиновник, придворная чeлядь, бандитская нелюдь
иль попсовая тварь. Мне приснилось: пора уходить.
Но потом мне приснилось, что можно ведь сон переделать.

И тогда в этом сне я снова протопал к окну
и увидел внизу облака, купола золотые и шпили,
и тогда в этом сне мне приснилось, что здесь и усну,
потому что так высоко, а лифта еще не пустили.

26 September 2012

A Change in the Weather / Перемена погоды

A Change in the Weather

The rain has stopped. The storm is over now.
The thunder’s rolled off to another sky.
Swifts circle round about, casting their vote
for the rule of freedom – NEP or something like.

He’s basking like a NEPman, is that slug.
Sunshine gold pieces spark his sleazy track.
And then a jay flits by, like a sky-blue
Hispano-Suiza, yenta in the back.

(Translation © G.S. Smith)

Перемена погоды

Дождь прекратился. Кончилась гроза.
Гром откатился на другое небо.
Кружат стрижи и голосуют за
режим свободы наподобье НЭПа.

Как нэпман благоденствует слизняк,
червонцами искрится солнце в слизи.
Вот сойка пропорхнула мимо, как
жидовка в голубой испано–сюизе.

13 September 2012

From Childhood / С детства

Lev Loseff with his father, 1941 / Лев Лосев с отцом, 1941

From Childhood

Pinned prostrate by a nightmare – Arzamas, no –
it was in Petersburg – no, Moscow – where
he’s thinking, but with only his bone marrow
and cerebellum, turned to mush from fear.

The child is sorry for his personal body,
his tears, eyes, fingers, nails – poor little things –
sensing the nature of the power unbounded
that nature has to purge us human beings.

The years go by. Then, camouflaged all over,
here’s August, come to do the old man in.
The boy that was, though, feels no dread whatever,
there’s even something now that makes him grin.

(Translation © G.S. Smith)

С детства

Кошмаром арзамасским, нет, московским,
нет, питерским распластанный ничком,
он думает, но только костным мозгом,
разжиженным от страха мозжечком.

Ребенку жалко собственного тела,
слезинок, глазок, пальчиков, ногтей.
Он чувствует природу беспредела
природы, зачищающей людей.

Проходят годы. В полном камуфляже
приходит Август кончить старика,
но бывший мальчик не дрожит и даже
чему-то улыбается слегка.